в Мои публикации в СМИ

Химия молодости

 

Сколько же веков человечество пытается создать эликсир молодости! В его рецепте нет ничего таинственного, утверждает Ю. Н. Жуков, который испытывает его на себе уже четвертый десяток лет.

Изменить химии не получилось

Наверное, участь всех первенцев – самостоятельность, тем более в большой семье.

— Я не потомственный химик, – говорит Юрий Николаевич. – Отец вернулся с войны радиомехаником, позже окончил курсы управляющих и бухгалтеров. У него была просто феноменальная память: благодаря его рассказам своих дедов знаю до шестого колена. Мама работала учительницей, но я больше помню ее ухаживающей и воспитывающей младших братьев и сестру. Главное наставление родителей: надо учиться.

zhukov

 

В школе довольно быстро понял, что это за наука, и программа по химии давалась легко, интерес к предмету подогревался участием в олимпиадах, на которых занимал призовые места. Казалось бы, выбор профессии предопределен, но… Жуков решает поступать в университет на отделение ядерной физики – сыграла с ним шутку романтика тех лет. А судьбу-то не объедешь: баллов на экзаменах недобрал, и первая попытка получить высшее образование оказалась неудачной. Впрочем, юношеское желание крепить ядерный щит совершенно неожиданно напомнило о себе в последние годы: одна из тем, которой занимаются сегодня специалисты олеумного завода в сотрудничестве с ФНПЦ «Алтай» (а на заводе эти работы курирует главный инженер), имеет к ядерной физике непосредственное отношение, заказчиком выступает институт в Снежинске.

Вторую попытку поступить в вуз Жуков предпринял уже не мальчишкой: к этому времени он успел поработать оператором по добыче нефти нефтепромыслового управления «Аксаковнефть», отслужить в армии. Химию на рабфаке Куйбышевского политехнического института читали преподаватели инженерно-технологического факультета, знакомство с которыми во многом и определило окончательный выбор специальности.

 

Убежал от науки… к диссертации

По окончании института Жукову предложили поехать в Черноголовку – это значит, что светила научная карьера. Отказался: «чистая» химия не привлекала. Стремился в производство и… на Алтай: лет в семь-восемь прочитал «Алтайскую повесть» Воронцовой, и описанная там идиллия манила.

– Не скажу, что собирался всю жизнь работать в Бийске, – признается Юрий Николаевич, — планировал уехать на родину, отработав положенные три года в качестве молодого специалиста.

— На заводе сразу оценили, что Жуков окончил институт с отличием, – вспоминает первый заместитель генерального директора по производству А. А. Ананьин, в 1970-е годы он возглавлял 6-й цех, и под его началом работал молодой специалист Ю. Н. Жуков. – В цехе тогда была впервые запущена унифицированная нитка большой мощности по производству продукта, но кое-что надо было доработать. Жуков начинал мастером, затем был назначен начальником участка, но хотел знать весь цех. Его заинтересованность, идеи, как достичь большей эффективности на конкретном этапе производства, безусловно, привлекали. В частности, его знания пригодились, когда запускали сушку продукта в кипящем слое – новая технология значительно облегчала сам процесс производства: до этого, чтобы получить тонну продукта, приходилось перекладывать массу 21 раз.

Безусловно, карьера Жукова была стремительной – благодаря обширным знаниям в области спецхимии, высокой работоспособности и ответственности, считает А. А. Ананьин: если оборудование требовало срочного ремонта, Юрий Николаевич мог уйти домой с работы всего за два часа до Нового года.

А Жуков признается: не заметил, как пролетел этап молодого специалиста:

– Уже через полтора года после института я был назначен начальником участка, расширился кругозор, теоретические знания, полученные в вузе, хотелось применить непосредственно на производстве. Появлялись какие-то идеи, новые мысли, хотелось их реализовать: многие мои идеи работают до сих пор, и в этом главное преимущество производственника перед ученым-химиком.

Пройдя школу 6-го и 5-го цехов, Жуков становится начальником 3-го цеха. Цех становился все лучше и лучше, тем не менее, за год Юрий Николаевич получил 31 выговор (видимо, в качестве стимула работать еще больше и лучше).

– Когда пришел в 3-й цех, он, мягко говоря, был доведен до ручки, – вспоминает Юрий Николаевич, – насосы буквально висели на трубах, работали максимум 3-4 часа, после чего их нужно было снова ремонтировать. Производство привели в порядок довольно быстро во многом благодаря слаженной работе администрации цеха: моими заместителями там были В. П. Волков и В. М. Янкилевич. Декабрь 1984 года, когда город был разморожен, мы пережили с минимальными потерями: из строя тогда вышли три или четыре задвижки. Правда, никого в цехе и не нужно было уговаривать, воспитывать в тот период: все понимали, что производство нужно просто спасать. Если в 1984 году цех не выполнял план, то в марте 1985 года уже вошли в нормальный ритм, а вскоре достигли максимальной производительности.

Поначалу, скорее всего, новый начальник цеха не всех устроил – начал с того, что отменил «законные» отгулы: у некоторых их набиралось по 30-40 дней за месяц, и при Жукове в цехе исчезла возможность записать себе сверхурочные «сколько хочу», как это было прежде.

– Жуков сразу активно начал изучать новое для него производство, – делится главный технолог завода В. М. Янкилевич. – Бросилось тогда в глаза его желание вникать в проблемы и решать их: нерешенные вопросы в нашем производстве отзываются очень серьезно. Одни вопросы можно было решить на уровне цеха, другие – на уровне администрации предприятия, в частности, сразу решилась проблема выделения средств на восстановительные работы по сырьевому участку.

Много хлопот приносил участок грануляции, продолжает Василий Моисеевич: сама мастерская, ее обеспечение оборудованием были мало приспособлены для выпуска требуемых объемов продукции.

Тогда и было принято решение о строительстве новой мастерской, работающей и сегодня. При запуске производства на участке обнаружился ряд недочетов, допущенных проектной организацией: ожидали высокую мощность, более эффективную работу пылеулавливающей системы, а на деле… продукт с пеной стал забрасываться на крышу, на выхлопные трубы. Словом, не успев запустить мастерскую, пришлось ее реконструировать. Непосредственно в цехе были приняты грамотные решения, их поддержала администрация предприятия, и необходимые коррективы в проект, дополнительное оборудование производились заводскими подразделениями. Все разработки того периода, а они способствовали решению актуальных для своего времени производственных вопросов, нормально работают и сегодня.

Проблемы, с которыми приходилось сталкиваться Жукову, чаще всего требовали нестандартного инженерного решения, так что рационализатором он стал едва ли не с первых лет работы. Поле деятельности значительно расширилось в 1987 году, когда после многих обсуждений и согласований в министерстве Юрий Николаевич был назначен главным инженером олеумного завода. Сегодня на его счету 129 рацпредложений, он является соавтором 50 изобретений и полезных моделей, благодаря которым он является ветераном рационализаторского движения, почетным рационализатором и изобретателем завода.

Одно из таких изобретений, касающееся изменения структуры концентратора, стало основой его кандидатской диссертации. Таким образом было дано научное объяснение того, как за счет внедрения некоторых технических идей производительность оборудования увеличилась на 35 процентов. По мнению главного инженера, на заводе достаточно тем для новых рацпредложений, изобретений, диссертаций, и Ю. Н. Жуков активно поддерживает стремление олеумщиков участвовать в развитии заводской науки.

Заняться ее формированием заставила конверсия, из-за которой объемы госзаказа достигли критически низкой отметки. Поначалу завод спасало производство различных видов бытовой химии, но кардинальные преобразования в экономике, начавшиеся в 1992 году, постепенно свели к минимуму спрос на нее: потребитель отдал предпочтение импортным аналогам. Однако специалисты предприятия понимали: шампунь с сульфанолом хорошо, но главным товаром олеумного завода должна остаться взрывчатка.

Проанализировав ситуацию на рынке, после многих обсуждений руководство завода приняло решение создать производство продукции с применением тротила. В 1993-1994 гг. было создано производство граммонитов, которое уже в 1995 году помогло увеличить объемы выпуска продукции на треть. Столь обширной номенклатуры промышленных взрывчатых материалов, как у Бийского олеумного завода, сегодня нет ни у одного другого предприятия в России. Для их создания в свое время были сформированы научно-исследовательская лаборатория, испытательный полигон, получена лицензия на разработку собственных рецептур взрывчатых материалов.

— Это были сложные годы, ответственные за судьбу завода, — говорит А. А. Ананьин, – и чтобы устоять, мы работали, не считаясь со временем. Многие изделия, благодаря которым положение завода на рынке взрывчатых материалов остается достаточно устойчивым, созданы при непосредственном участии Жукова. К примеру, только на нашем заводе есть технология с большими мощностями по производству промежуточных детонаторов, обеспечивающая достойное качество. Также мы никому не откроем секрет технологии высокодисперсного продукта, который выпускается в 5-м цехе. Заметьте: наш профильный проектный институт не дал нам за эти годы ни одной стоящей идеи, разработки. Все, за счет чего сегодня живет завод, создано заводскими специалистами. Как известно, по некоторым видам взрывчатых материалов Бийский олеумный завод является лидером на рынке – и по объемам продаж, и по качеству продукции.

Нестандартные идеи заводских специалистов во главе с главным инженером Ю. Н. Жуковым позволили нашему предприятию стать первым лауреатом Демидовской премии в номинации «Промышленность», дважды лауреатом премии Алтайского края в области науки и техники. Разработкой новых изделий завод продолжает заниматься и сейчас. Это помогло нашему предприятию быть более подготовленным к современному кризису, а по его завершении стать наиболее востребованным поставщиком промышленных взрывчатых материалов.

Создание нового производства требует нестандартных решений, знаний и желания специалистов выполнить работу как можно скорее и дешевле, умения разработчиков поставить себя на место работников цеха, которым предстоит обслуживать техпроцесс, уверен В. М. Янкилевич:

— У команды, которую создал Жуков, все эти качества есть. Конечно, новое производство на раз не создается, не единожды обсуждаем то всю концепцию новой технологии, то ее отдельные нюансы. Спорим, конечно: в споре все участники вынуждены думать, аргументировать собственную позицию. И если твои доводы достаточно веские, Юрий Николаевич соглашается с предлагаемыми решениями.

Так было, когда создавали производство смесевых взрывчатых материалов, шашек, так есть сейчас при организации двух совершенно не похожих, разнопрофильных технологий: суперпластификатор – это обычная химия, а производство патронированных эмульсионных взрывчатых веществ – хоть и наш профиль, но технология не имеет ничего общего с применяемой сегодня в других цехах завода. И общими усилиями решаем массу проблем – от размещения производств и их аппаратурного оформления до строительных: как должно быть выполнено здание и с точки зрения удобства работы, и с точки зрения снижения затрат на организацию производства, его эксплуатацию.

Какими бы трудными не были попытки вернуться на рынок с гражданской продукцией, невозможно не оценить тот факт, что олеумному заводу есть с чем возвращаться к потребителю. Сохраненные технологии, оборудование требуют сегодня значительных затрат на модернизацию, но они неминуемо окупятся, как только потребитель оценит новое качество продукции от хорошо известного поставщика. Все это плюс внедрение новых технических идей в существующие технологии не позволяют говорить об устаревании существующего производства.

 

Спецхимия не терпит разгильдяйства

– Не важно, о каком производстве идет речь, гражданской продукции или спецноменклатуры, но с ненормальностями работать нельзя. Этой истине меня научили еще в 6-м цехе. А еще не лгать, – замечает Ю. Н. Жуков. – Само по себе нарушение может и не быть поводом для взыскания, а вот непринятие мер для устранения нарушения или какой-то актуальной для производства проблемы всегда заслуживает наказания, – этот принцип главного инженера технические службы завода усвоили давно.

Для самого Жукова это не просто красивые правильные слова – нерешенные вовремя проблемы не раз на его памяти оборачивались серьезнейшими трагедиями, вспоминает о них – и горло перехватывает. Помня такие недавние уроки опасных производств завода, Ю. Н. Жуков стремится не допустить ничего подобного в дальнейшем. Именно для этого должна быть четко отлажена технология, решение технических вопросов не может быть отложено на потом, когда проблема встанет в полный рост, – инженер обязан предвидеть любые нюансы в работе оборудования.

Одна из важнейших для служб, возглавляемых главным инженером, задач – внедрение технических и технологических механизмов экономии имеющихся в распоряжении завода ресурсов.

– В течение многих лет мы занимаемся снижением потребления энергоносителей на единицу продукции, – рассказывает Юрий Николаевич. – Сделано немало, но этого недостаточно. Уделили внимание современным способам такой экономии. В этом году начали работать в системе АИИСКУЭ – и уже в июне за счет использования ее возможностей завод сэкономил 390 тыс. рублей. Не менее значительной считаю и экономию за счет уменьшения расходных норм по большинству видов сырья примерно на 10 процентов.

Серьезное увеличение прибыли в прошлом году дал запуск второй нитки по производству серной кислоты, все работы на которой были проведены в сжатые сроки. Этому, безусловно, способствовали и традиционность для предприятия этого производства, и слаженная работа всех технических служб.

— За минувшие полтора года заметно укрепилась исполнительская дисциплина. Задачи и сроки их исполнения ставятся жесткие, но реальные – признается Юрий Николаевич. – Для нас это было вроде бы и не в диковинку, но однажды генеральный директор предъявил практически всем руководителям претензию: «Даете задание, а исполнение не контролируете». Сегодня с подобным попустительством боремся, приучаемся записывать для себя, кому и что поручил, когда должно быть выполнено задание: во всяком случае, решая крупные проблемы, уже не забываешь и об остальных насущных вопросах производства.

Для Юрия Николаевича всегда был характерен жесткий спрос за выполнение заданий, соблюдение требований, записанных в различных инструкциях, говорят руководители технических служб. Не делает он скидок и младшему брату:

– Когда переезжали из Горловки, мы с женой понимали, что с нас спрос будет двойной. Так и получилось, что, в общем-то, правильно, – говорит начальник производственно-диспетчерского отдела А. Н. Жуков. – Юрий Николаевич и сам понимает, что с ним не всегда легко работать… Он у нас, как Павка Корчагин, – энергичный, умный, серьезный, ответственный. И от подчиненных в первую очередь требует именно ответственных предложений и решений.

– Человеку, решившему работать на олеумном заводе, надо сразу понять глубину ответственности за себя и окружающих, — уверен главный инженер, — ведь мы работаем с опасными веществами. С пониманием и ответственностью надо изучить выбранную профессию, постоянно совершенствовать знания, добросовестно работать в соответствии с нормами и правилами, действующими на предприятии. Спецхимия не терпит разгильдяйства, но требует энергичности и хорошей реакции.

В этом и кроется, по мнению Ю. Н. Жукова, главное воздействие спецхимии на работников предприятия: сколько б не было им лет, каким бы не был заводской стаж, а выглядят они намного моложе сверстников. И сам Жуков не исключение.

©Лариса ЯРУСОВА, 2009, газета «За прогресс» ФКП «Бийский олеумный завод».

 

 

Write a Comment

Комментарии